Российская экономика восхитила французов. Почти рекорд



Сегодня рассказываем о том как российская экономика вызвала зависть во Франции, куда убегает капитал из России, как государство восстановило контроль над ещё одной стратегической компанией и другом. Сразу после новостей недели.


Время новостей


В Татарстане открыто производство по окрашиванию рулонной стали. Инвестиции – свыше 400 млн. руб.


В Хабаровске запустили производство лопаток для газовых технологических турбин.


В Санкт-Петербурге – импортозамещающее производство режущего инструмента мощностью 70 т изделий в год. Инвестиции – 500 млн руб.


В Вологодской области заработала новая роботизированная молочная ферма, а в Чувашии молочный комплекс.


Алтайское предприятие приступило к выпуску новой модели полувагонов с увеличенным объемом кузова.


А Ростсельмаш запустил в серийное производство новую модель полноприводного шарнирно-сочлененного трактора.


В Москве спешно испытан импортозамещающий датчик ориентации для малых спутников. Он существенно легче и дешевле существующих аналогов.


В Томске разработан аппаратно-программный комплекс для дистанционного поиска, разведки и мониторинга месторождений нефти и природного газа в Арктике.


На Дальнем Востоке разработали уникальные образцы нанопористых структур из никеля, необходимых для создания водородного двигателя.


А в Таганроге разработан и начал серийно выпускаться настольный реконфигурируемый суперкомпьютер «Терциус 2», предназначенный для решения трудоёмких вычислительных задач.


Взгляд со стороны


Французская деловая пресса, ссылаясь на данные Федеральной таможенной службы России, обратила внимание на то, что наша экономика в 2018 году достигла рекордных показателей по профициту торгового баланса. С высокой вероятностью после подсчёта данных за декабрь он превысит 198 млрд долларов и станет самым высоким за всю историю наблюдений.


Что это значит? Это значит, что за год мы продали российской продукции за рубеж на почти 200 млрд долларов больше, чем закупили импортной. Почему это хорошо? Потому что из этой разницы мы формируем резервы и потому что это доказательство востребованности наших товаров в мире. Как удалось этого достичь? Во-первых, за счёт возросшего экспорта. Во-вторых, за счёт относительно низкого импорта. Здесь дала результаты политика импортозамещения. Мы не только научились производить многие ранее не освоенные нами товары самостоятельно, но и продолжаем принуждать иностранных производителей увеличивать локализацию.


Кстати, на днях Siemens сообщила, что готова довести локализацию газовых турбин в Ленинградской области с нынешних 62% до 100% к 2025 году. Всё ради того, чтобы получить право участвовать в новой программе модернизации российских теплоэлектростанций.


Почему на российское достижение обратили внимание именно во Франции? Да, потому что там всё строго наоборот – не профицит, а дефицит в размере около 60 млрд долларов за прошлый год.


Впрочем, у нашего рекорда есть побочный эффект, который на неделе всколыхнул общественность и стал поводом для спекуляций.


Разбор полётов


По данным Центробанка отток капитала из России по итогам года составил 67,5 млрд долларов, что почти в 3 раза больше, чем в 2017 году. Такие данные часто используются как доказательство якобы ущербности российской экономики, из которой люди спешат вывести как можно больше денег. Однако это совсем не так. Отток капитала – это обратная стороны профицита торгового баланса. Наши экспортёры получили рекордную выручку в иностранной валюте, которую не стали тратить на импортные товары, а сберегли в банках для погашения внешнего долга в будущем. Формально это фиксируется как отток капитала, но на деле российские компании не стали беднее, даже наоборот – хорошо заработали и сформировали подушку безопасности. Кроме того, выплаты российскими компаниями долгов зарубежных банкам тоже учитываются как составляющая часть оттока капитала. Подробнее о том как это работает читайте в специальной публикации на нашем сайте время-вперед.рус.


Время экономики