Серьёзный разговор о будущем России. Спецвыпуск


Сегодня мы сделали для вас спецвыпуск по теме, которой нет на телевидении в шумных ток-шоу – это тема будущего России, а точнее того, как Россия будет зарабатывать через 10-15 лет. Удивительно, но мало кто знает о том, что В. Путин инициировал масштабную программу конверсии оборонного комплекса. О том, что это такое, как не наступить на грабли Горбачёва и превзойти Китай, рассказываем в сегодняшнем спецвыпуске. А пропущенные новости недели вставим в выпуск следующий, обещаем ;-)


К нашему предыдущему выпуску поступило так много просьб рассказать подробнее о конверсии российских оборонных предприятий, что мы решили посвятить этой важной теме всю сегодняшнюю программу. Ведь это и есть настоящий разговор о будущем, который вы никогда не услышите в ток-шоу. Мы задаёмся вопросом - когда в России начнут выпускать конкурентоспособную микроэлектронику, бытовую технику и другие продукты гражданского назначения? Не станет ли это концом нашего оборонно-промышленного комплекса, и не повторим ли мы роковой ошибки Горбачёва? Поговорим об этом прямо сейчас.


Огнетушители вместо снарядов


В конце прошлого года В. Путин поставил амбициозную задачу – доля современной гражданской продукции, выпускаемой на предприятиях оборонно-промышленного комплекса должна составить не менее 50% к 2030 году. Для справки – на сегодняшний день этот показатель составляет примерно 16%. На практике это означает глобальные изменения во всей экономике России, ведь таких показателей в нашей истории достичь ещё не удавалось, хотя попытки предпринимались. Для выполнения поручения президента в 2017 году Внешэкономбанком и госкорпорацией «Ростех» было создано агентство с говорящим названием «Конверсия». Названием, от которого многим, помнящим историю развала СССР, становится немного не по себе. Для чего же именно сейчас в нашей стране вновь заговорили о конверсии? Прежде разберёмся с терминами.


Под конверсией оборонной промышленности понимают постепенную или полную переориентацию производственных мощностей, научно-технического потенциала и трудовых ресурсов с военных на гражданские нужды. Простой пример – предприятие по выпуску артиллерийских снарядов переводится на полный или частичный выпуск огнетушителей по схожей технологии. Здесь важно не путать конверсию с диверсификацией промышленности. Это когда завод снарядов остаётся как есть, а где-то просто строится ещё один завод огнетушителей. И, тем более, нельзя путать конверсию с ликвидацией – в нашем примере это когда завод снарядов закрывается, а завод огнетушителей так и не появляется.


Зачем нам нужно


Так почему Путин сегодня говорит именно о конверсии, а не о диверсификации, ведь хороших заводов много не бывает? Что нам стоит сохранить предприятия ОПК в нынешнем виде и построить тысячи новых заводов, выпускающих гражданскую продукцию? В первую очередь, экономика. В условиях, когда России последовательно отрезают доступ к международным кредитам, приходится рассчитывать на собственные силы, а они не позволяют пачками открывать новые предприятия. Хотя постоянные зрители нашего канала, знают, что в месяц в России открывается несколько десятков новых производств. И это замечательно, но для перевода экономики на новый уровень недостаточно.


Вторая важная причина выбора в пользу конверсии – это завершение программы перевооружения российской армии и постепенное сокращение гособоронзаказа. Для примера рассмотрим несколько свежих новостей. Только за второй квартал этого года в войска поступило свыше 600 образцов новейшей военной и специальной техники. Это крылатые ракеты «Калибр», успешно показавшие себя в Сирии, корвет «Совершенный», два рейдовых катера, 11 самолётов, 6 вертолётов, 9 радиолокационных станций, комплекс «Искандер-М», 35 новых танков и бронемашин и так далее. В это же время на «Адмиралтейских вервях» в Санкт-Петербурге заложили первые 2 из 6 дизельных подводных лодок класса «Варшавянка». А на Севмаше заложили многоцелевую атомную подводную лодку «Ульяновск» проекта «Ясень-М». Всё это – реальная загрузка наших оборонных предприятий и живые деньги, но всё хорошее рано или поздно заканчивается, вот и программа перевооружения не исключение. Уже сегодня доля современного вооружения и техники у нас достигла 50%, а к 2020 году этот показатель должен достичь 70% в общем и 100% в стратегических ядерных силах в частности.


И здесь возникает очень болезненный вопрос – что будут делать военные заводы и фабрики, которых в нашей стране большое количество, после того, как государство перестанет быть главным покупателем их продукции?


Логично было бы предположить, что они переключатся на поставку военной продукции за границу. Но в мире сегодня нет такого спроса на наше оружие, чтобы обеспечить полную загрузку производств. В целом мировой рынок вооружения последние 10 лет растет со среднегодовым темпом 1,5% – это очень близко к стагнации. Значит, скоро нашей оборонной промышленности суждено вернуться в состояние в лучшем случае начала нулевых, т.е. вынужденных простоев, сокращений и ликвидации.


Чтобы избежать этого печального итога и планируется провести конверсию. Но, ведь эту задачу не удалось выполнить даже Советскому Союзу со всей его мощью, более того, существует мнение, что именно конверсия и стала одной из причин его гибели! Разберём этот вопрос далее.


Три конверсии СССР


Строго говоря, в СССР было три конверсии. Первая «сталинская» началась сразу после окончания Великой Отечественной Войны и длилась несколько лет. В её задачи входил частичный перевод на выпуск гражданской продукции тех заводов, которые выпускали продукцию военную временно. Это была самая удачная конверсия.


Вторая «хрущёвская» относится к периоду 1955-65гг и она должна была по замыслу переориентировать весь военно-промышленный потенциал на современные высокие технологии, но цели эти достигнуты не были. Удалось лишь снизить военные расходы за счет сокращения Вооруженных сил, а в промышленном производстве заменить устаревшие виды вооружений на более современные.


И, наконец, третья «горбачёвская» конверсия, которая предполагала выход из дорогостоящей «гонки вооружений» и начало массового производства гражданской продукции. На деле это была не конверсия, а простая ликвидация ОПК страны, которая продолжилась в 90-ые. Действительно, удалось существенно снизить расходы на оборону, научные исследования, высвободить массу трудящихся. Вот только новые гражданские производства в результате этого так и не возникли, а страна осталась у разбитого корыта, которое мы потом склеивали с огромным трудом следующие 20 лет. Именно память об это «горбачёвской» конверсии вызывает у многих негативное отношение к самому слову, хотя смысл его абсолютно не несёт в себе ничего негативного. Более того, у нас перед глазами есть пример блестящей конверсии – это пример Китая.


Хитрая конверсия Китая


Парадокс, но те товары массового потребления, которые должны были родиться в СССР в результате «горбачёвской» конверсии, родились не у нас, а в Китае, что сделало его мировой фабрикой ширпотреба. А ведь в Китае эта производственная революция стала возможна именно благодаря своей собственной конверсии. Только проведённой грамотно и без спешки.


Ещё в середине 70-ых Китай был милитаризованной экономикой с самой большой армией в мире, где ни о каком производстве конкурентного ширпотреба не приходилось и мечтать. Две трети государственного бюджета КНР тратилось на подготовку к новой мировой войне, которую там считали неизбежной.