Станки и микросхемы. Появился шанс на возрождение



Судостроение, атомное, транспортное и сельскохозяйственное машиностроение – это те сферы в России, которые стабильно радуют позитивными новостями. Но вместе с ними есть две отрасли, поднять которые, несмотря на многолетние усилия, пока не удаётся – это станкостроение и микроэлектроника. Однако именно сейчас власти пытаются применить новые, а точнее хорошо забытые старые подходы к возрождению этих критически важных сфер производства. Разберём их в сегодняшнем выпуске.

Станки

Примерно 100 млрд рублей в год тратят российские промышленники на закупку новых станков и инструментов, и лишь 17% этих средств приходится на продукцию отечественных производителей. Принимая во внимание то, что ещё 6 лет назад этот показатель составлял всего 8% – прогресс на лицо. Однако не нужно забывать, что в основном та продукция станкостроения, которую мы называем отечественной, является таковой лишь частично и выпускается на нашей территории по лицензии иностранных производителей с высокой долей импортных комплектующих. А значит, такие станки с цифровым управлением, как и турбины, могут быть отключены по команде из-за рубежа. От такого развития событий после 2014 года нас спасло, пожалуй, лишь то, что мировой рынок станкостроения поделён между европейскими и азиатскими производителями, и европейцы понимали, что их продукцию мы всё равно сможем заместить китайской, но рынок они потеряют навсегда.

Тем не менее, ещё в 2013 году российское правительство начало предпринимать попытки по развитию отрасли. В неё пошли деньги, были предприняты попытки объединить разрозненные и часто убыточные предприятия в несколько крупных холдингов. И, хоть прорыва в этом направлении так и не случилось, нужно сказать, что станкостроение из состояния полной разрухи перешло в состояние пусть догоняющего, но всё же развития.

Основываясь на этом опыте, теперь принята новая концепция развития отрасли до 2035 года, а госкорпорация «Ростех» объявила о намерении создать станкостроительный суперхолдинг, который займёт 50% внутреннего рынка. Собственно говоря, другого пути, кроме объединения всех сил, создания новых кооперационных цепочек и концентрации ресурсов на НИОКР, у нас и нет, ведь конкурировать приходится с транснациональными монстрами, которые рынок без боя не сдадут. Процесс перезапуска отрасли курирует премьер-министр Мишустин, который сам является выпускником Станкоинструментального института. Это внушает оптимизм.

С микроэлектроникой ситуация обстоит иначе. Разберём после сводки новостей.

Время новостей

В Зеленодольске спущен на воду малый ракетный корабль проекта 21631.

В Крыму – малый ракетный корабль «Аскольд» проекта 22800.

На Средне-Невском судостроительном заводе – научно-исследовательское судно «Пионер-М».

В Воронежском центре ракетного двигателестроения запущено производство гражданской продукции.

На Сахалине – домостроительный комбинат.

В Самарской области – логистический центр «Почты России» на 650 новых рабочих мест, завод по производству железо-бетонных изделий для стройотрасли, а также и крупнейший в России завод по выпуску металлических дверей.

В Челябинске – логистический центр для замороженной продукции, ещё один в Приморском крае.

В Зеленодольске – крупный логистический комплекс компании POZIS.


В Тюмени – производство фармпрепаратов.

В Белорецке – импортозамещающее производство рессор.

В Орловской области маслоэкстракционный завод за 3 млрд руб.

В Рязанской области – вторая очередь молочного комплекса.

Микросхемы

Если в станкостроении наша промышленность уже способна проектировать и выпускать конкурентную продукцию, пусть и с использованием иностранных компонентов, то с микроэлектроникой мы, объективно, отстали от мира почти безнадёжно. Правда весь этот «мир» поделён между всего несколькими гигантами, и как с ними конкурировать, не знает вообще никто. В России тоже выпускается радиоэлектронная продукция, но все объёмы забирает оборонный сектор, по